Назад

ФЕДЯ Ф. РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ. ПОРТРЕТ ОДНОГО ДНЯ.

Михаил Федотов

В ГРОМАДНОМ ПОТОКЕ ЛИТЕРАТУРЫ ПО РАННЕМУ РАЗВИТИЮ МЫ почти не находим портретов героев, из-за которых "заваривается каша". У Домана в предисловиях упоминаются дети, которые хорошо считают или хорошо плавают, и автору веришь на слово, что это реальные дети, а не выдумка. Зайцев упоминает большие группы детей, которые быстро научились читать, но судьба этих сотен провинциальных детей никем не отслежена. И все-таки очень хочется увидеть такого ребенка, но чтобы он был хорошим реальным человеком, а не маленькой энциклопедией со стеклянным компьютерным голосом и накачаными мышцами. Мы представляем читателю мальчика Федю за две недели до его четырехлетия, стараясь быть объективными и не делать портрет слишком сладким. Мы просим читателей присылать нам портреты "на обмен". Гленн Доман называет детей, воспитанных по его системе, "домановскими детьми". Николай Зайцев, любит называть детей, которые рано начали читать, "зайцевскими" детьми. Когда-то в стране было много "никитинских" детей. И Федя несет в себе по кусочку от всех этих обозначений. Но он не тот, не другой и не третий. А универсального термина придумать пока не получается. Главное, что он сам не подозревает, что он какой-то особенный ребенок. И он не замечает, что отличается от ровесников. В основном потому, что всем, чем он занимается в три года, он занимается с пяти-шести летними детьми. И мании величия удается избегать. Но он - ребенок, с которым занимаются по Доману, Никитину и Зайцеву, поэтому ярлычок "раннее обучение" мы на него повесим.

Июнь. Мы живем в заброшенном пионерском лагере на берегу Ладожского озера. Мы - это Федя с отцом и младшим братом Петром, которому вчера исполнилось полтора года.

В пионерском лагере нет пионеров, нет костров и нет электричества. Мы готовим на газовой горелке или на плите на соседнем участке, где живут наши знакомые. В лагерь давно не ходит автобус, и федина мама выбирается к нам раз в десять дней. У нас "работающая" мама. Её зарплаты хватает как раз на учебные пособия для Феди. А сам я живу на скромные гонорары, которые давно уже не поступали. Но зато лето нам обходится очень дешево, во много раз дешевле дач.

Федя просыпается в десять часов утра. Его к тому времени уже минут десять колотит по голове и по спине сильный младший брат. Но отвечает брату он очень редко - уже года два я учу Федю ловить теннисные мячи и он практически нечувствителен к ударам и ушибам. Потрет себе место ушиба или очень редко всплакнет, и всё. К ударам младшего брата он относится снисходительно. А лупить Петю ему позволено только в исключительных случаях, когда младший брат подвергает свою жизнь опасности. Это происходит достаточно часто: Петя залезает на окна или прыгает в пионерский бассейн без воды. В бассейне нет воды уже восемь лет. Это памятник пионерскому детству и Михаилу Горбачеву.

Перед завтраком мы читаем вслух три больших стихотворения. За месяц накопилось уже двенадцать громадных плакатов, на которых крупными печатными буквами написаны в основном сказки Пушкина. Стихотворение Маршака "Королевский бутерброд" написано прямо на потолке над фединой кроватью. Оно называется у нас стихотворением для ленивых. Его можно читать, не поднимая голову с подушки. Большинство стихов Федя уже помнит наизусть, и только делает вид, что он их читает. Поэтому в каждое стихотворение приходится по утрам дописывать по несколько новых строк. К счастью, у Пушкина очень длинные сказки. Для Петьки на стенах висят зайцевские склады - всё, что Петя уже умеет говорить, написано на табличках.

Для этого понадобилось не очень много табличек. Минуты три мы с Федей занимаемся математикой - он пробегает по таблицам Зайцева по четным или по нечетным числам до ста. Если предложить ему выбор, то он говорит, что любит только нечётные.

Вообще с математикой дела обстоят хуже некуда. То есть Федя легко считает до ста, но прибавляет и отнимает не больше двух. Да и, честно говоря, не очень математику любит. Мы начали с ним заниматься математикой по Доману месяцев с шести, но он так и не научился запоминать глазами массы домановских красных шариков. Отличить пятьдесят пять шариков от пятидесяти шести "по Доману" Федя не сможет. То есть тест на шотландскую овчарку ему не пройти. Но в последний год мы занимаемся только по таблицам Зайцева. Сдвиг произошел, но особенного удовольствия от счёта Федя тоже не испытывает. В зайцевской группе "Непоседы", в которой Федька занимался зимой, учительница придумывала математические игры. Но занятия были довольно вялыми, а самим придумывать легкие игры с устным счетом из-за нехватки времени не удаётся.

Минуты две мы занимаемся английским: мы разучиваем английскую сказку про гнома и дровосека: "One day in the forest a poor woodcutter started to cut down an oak tree". Каждый день мы прочитываем её по два раза, мы выучили уже восемнадцать фраз до того момента, как гном подарил дровосеку и его жене три желания.

Федя занимается английским языком с учителем уже год. До этого английским с ним занималась старшая сестра, и занятия были довольно хаотичными. Нам много дают английские видеокассеты. В городе Федя смотрит их минут по пятнадцать в день и делает это всегда с большой охотой.

Еще минуты три мы пишем письменный алфавит - по две буквы я пишу фединой рукой, а третью он калякает сам. Печатными он пишет сам и давно. Месяц назад он послал бабушке поздравление ко дню рождения. "Бабушка, поздравляю тебя. Я живу на озере, ловлю рыбу, играю в хакей". Ошибок было мало, и написал он всё сам, но фразы пришлось придумывать с ним вместе. Сказок он тоже пока не придумывает, но любит пересказывать куски из любимых фильмов. Во время последнего визита в город он много раз подряд смотрел фильм "Автомобиль, скрипка и собака Клякса". В основном он любит игровые фильмы, мультфильмы он почти не смотрит. Весь последний год раз в неделю он бывал в театрах.

Полчаса занятий окончились, мы переходим к очень скромному завтраку. Гречку с вечера мы заливаем родниковой водой. На гречку нам уже тошно смотреть. Даже если обильно посыпать её сахаром. Через день нам привозят козье молоко, и совсем скоро в лесу появятся грибы и ягоды. Каш у нас с собой еще две тонны, но до приезда мамы нам их не одолеть.

ФЕДЯ ПИШЕТ ПИСЬМО СВОЕЙ ПОДРУГЕ: "Лера привет. Позвони мне в Петербурге по телефону. 2471124
Привет Федя"

Лето в этом году очень жаркое и мы быстро собираемся на пляж. До пляжа - километровой полоски песка - от лагеря метров двести лесной дороги. Федя ведет по ней брата, пока я собираю посуду и бельё. Брат Пётр человек независимый, упрямый и сильный. По дороге он любит забраться в пионерские домики и где-нибудь потихонечку сходить "по-большому". Федя всё закапывает в песок и, недовольный, терпеливо ждёт меня.

Купаемся мы при любой температуре. Через день в Ладоге ледяная вода. Всё зависит от ветра. В ледяной воде закалка происходит только "из-под палки". Но сначала я стираю, а Федя протирает песком и полощет всю посуду. Моет посуду он чрезвычайно тщательно. И это пока один из главных выводов, к которым я пришел: дети "раннего обучения" просто шикарно умеют мыть посуду. Пётр в это время путешествует вокруг пионерского бассейна. В озере вода холодная, и мы оставляем Петю на пляже одного (он ни за что в такую воду не полезет), и бежим наш ежедневный километр по песку. В городе мы бегаем больше, но здесь полоска песка кончается, дальше идут камни, а два круга ребенку бежать скучно.

ФЕДЯ СПРАШИВАЕТ: "Что такое дровни?" Я объясняю, что это санки, которые везут дрова.

По дороге мы делаем несколько ускорений. Федя часто забегает в воду или собирает по дороге сучья, похожие на пистолеты, но поднимает он их только на бегу. Иногда он устает и мы метров двадцать-тридцать бежим за руку. После этого он ускоряется и легко уходит вперед, только мелькают пятки. В течение году Федя шесть раз в неделю занимался в двух спортивных школах, и бегает он довольно легко.

Пять прыжков через ручей. В ручье масса "хищных" рыб, в основном это акулы, поэтому засчитываются только прыжки, когда ноги не касаются воды. За лето прыгать он стал дальше и выбрал прыжковую ногу - левую, как прыгун Валерий Брумель. На левой ноге он скачет двадцать пять раз, а на правой только по десять. Прыгает он неохотно, просто выполняет тренерское задание, он привык выполнять их на тренировках. В конце пляжа мы минут десять сбиваем булыжниками пластиковую бутылку с бревна. Это любимая игра, швырять камни он готов бесконечно. Тяжелые булыжники Федя швыряет из-за спины или просто подносит их к воде и опускает в озеро. Обратно мы бежим уже безо всяких остановок: мы несёмся, пока мы не увидим Петра бредущим где-нибудь вдоль кромки леса.

ФЕДЯ СПРАШИВАЕТ: "Кто такой ямщик?" Я объясняю, что это водитель лошади.

Спортивная пляжная программа почти окончена: в гимнастической школе олимпийского резерва, в которой Федя занимается с трех лет, нас просили делать по пятьдесят разных упражнений в день. Мы делаем только по пять. Он встает десять раз на руки, есть сдвиги, но получается довольно коряво. Колесо, пару шпагатов и упражнения для живота. Если Федя вспоминает взять на пляж ведро, то мы минут двадцать кидаемся еловыми шишками: я кидаю их со всей силы и он отбивает их бутылкой из-под кока-колы. Потом он делает теннисные подачи шишками. Так мы экономим на дорогостоящих теннисных школах. Занимаемся мы такими ударами давно и Федя бьет довольно мощно. В три года довольно сложная проблема - научиться подбрасывать шишку одной рукой, а второй рукой бить по ней бутылкой или ракеткой. Но уже год такие удары мы освоили. Подавая, он старается попасть в меня, а я уворачиваюсь от ударов.

На пляже появляется федина четырехлетняя подружка Лера, и они два часа сидят в воде или возятся на песке. Лерина бабушка украшает детей набедренными повязками из листьев папоротника и вороньими перьями, превращая детей в индейцев. Или дети катаются по воде на бревне. В самые солнечные дни мы обедаем на пляже: овсяная каша с изюмом и земляника с козьим молоком. ФЕДЯ ПОЁТ: "Первым делом, первым делом огурцы, ну а девочки, а девочки потом". Придумал сам. Он очень любит огурцы.

Два часа дня.

Петра пора укладывать. Мы оставляем его одного в нашем домике и переходим в пустой спортивный зал.

Основное спортивное занятие будет длиться час. Федя подтягивается с моей помощью сорок-пятьдесят раз. Он почти уже выходит на то, чтобы самому подтянуться. Только для самого начального движения ему не хватает силы кисти. С удовольствием делает четыре раза "уголок" для живота. После этого он надевает ролики и мы двадцать минут играем в пинг-понг. На роликах Федя становится намного выше ростом, и за лето мы научились удерживать мяч на столе до восьми ударов. Ролики у него шикарные, фирмы "Roces", и катается он легко, как фигурист. Ему нравится играть в настольный теннис, у нас пятнадцать целлулоидных мячей, и удар за ударом я подаю ему под правую руку. Потом мы вместе собираем мячи по залу. Наконец, мы переходим к хоккейной тренировке. Федя катается на роликах с полутора лет и уже год занимается в хоккейной школе "Спартак". Мы делаем обычную хоккейную разминку, потом Федя встает на ворота, и я бью ему с разных дистанций. Раз за разом Федя ведет мяч от ворот до ворот, завершая каждый проход ударом. Я иду следом и повторяю: "Подработал себе под удар, ударил. Не останавливайся, бей на скорости, ты теряешь силу". Когда он занимается на катке, я не в состоянии комментировать его ошибки. А тренера на всех не хватает, тем более, что Федя на льду самый маленький. Большинству его коллег по хоккею исполнилось шесть лет. ФЕДЯ ГОВОРИТ: "Не повторяй своё "бей, бей, бей", я уже всё слышал".

На полу в зале мы мелом рисуем жирные точки, с которых выгоднее всего бить. В секции меня просили пока больше кататься и поменьше возиться с мячом, но я думаю, что тренер ошибается.

Самого меня интересует позиция хоккейного вратаря, потому что вратари раньше выходят на профессиональный уровень игры. Но через несколько лет Федя будет решать эту проблему сам. "Перебежка, в другую сторону, едешь спиной, ласточка, фонарики! Надоело? Поехали домой".

Дома он играет в солдатиков, в индейцев, в ковбоев. ФЕДЯ ОБЪЯСНЯЕТ: " Я играю за ковбоев, но у меня есть один очень хороший индеец".

Федины любимые фильмы: Красная Шапочка, Айболит-66, Кавказская пленница, Небесный тихоход, Белое солнце пустыни.

Петька проснулся и мы перебираемся на лесной участок наших друзей. Дети собирают кору и поддерживают огонь в костре, пока я рублю дрова и корчую пни. ФЕДЯ ПРОСИТ: "Поймай мне, пожалуйста, лягушку, мне, правда, очень нужны лягушки!" Иногда Федя выставляет мне чурки и собирает наколотые дрова в поленницу. Потом он долго копает землю и приносит мне пару червяков. Я или хозяйский сын Саша насаживаем ему червяков на крючок, и Федя стоит в маленьком прудике и ловит карасей для кошки. Бывает, ему удается подсечь карасиков самому.

ФЕДЯ ОБИЖАЕТСЯ НА МЕНЯ: "С такими людьми я вообще не разговариваю!" На участке много мошки и через два часа он начинает проситься домой. Один четыреста метров до пионерского лагеря он проходить не рискует, вообще никакой отчаянной смелости у него, в отличие от его младшего брата, нет. Просыпается он всегда очень счастливый, но засыпать один он ненавидит.

ФЕДЯ ПРИПЕВАЕТ: "Пока на белом свете, пока на белом свете есть Гасконь…". Оба мальчика скучают без матери. На стене у нас висит календарь, как у Робинзона, и мы вычеркиваем дни до маминого приезда.

Вчера Федя проснулся ночью и заплакал, сказал, что снился плохой сон, но он не помнит какой. Обнял младшего брата и снова заснул.

Часов в семь вечера мы возвращаемся в лагерь. Пока я готовлю ужин, Федя играет в хоккей или в футбол с тремя девятилетними детьми. Он стоит на воротах, но в футбол пропускает очень много мячей. А в хоккей играет с девятилетними мальчиками почти на равных, только они бегают в тапочках, а он носится по деревянному полу на роликах.

Иногда он играет против девятилетних один на один, всегда проигрывает, но обязательно забивает по несколько мячей. В нашей хоккейной школе обязательно проводится игра со счетом в конце каждой тренировки, и принцип счета и спортивной игры Федя за этот год усвоил.

Петя бегает по залу со своей клюшкой и со своим мячом, и получает от хоккея громадное удовольствие. Он уже целых пол года сидит за бортиком хоккейной площадки и для него хоккей - это одна из серьезных реальностей жизни.

ФЕДЯ РАССУЖДАЕТ ЗА УЖИНОМ ПОСЛЕ ТРЕНИРОВКИ: "Предположим, один человек пошел пописать, а ему забили гол. И он приходит и видит, что ему забили гол!"

Вечером он лежит в кровати и ждет меня с семью книгами с закладками, но сначала нужно прочитать еще пару наших плакатов. Скорость чтения за месяц заметно увеличилась. "Зима, крестьянин торжествуя, у лукоморья дуб зеленый, что ты ржешь, мой конь ретивый, уж небо осенью дышало, король, его величество, просил ее величество, ветер по морю гуляет". К осени будет двадцать стихотворений. Мы спохватываемся, что забыли покататься с Петькой на взрослых роликах. И Федя подает брату мячи. Петя любит кататься на роликах и швырять в нас мячи.

Федя хорошо рисует, но летом мы не успеваем ни рисовать ни лепить.

ФЕДЯ СПРАШИВАЕТ МЕНЯ: "А ты боишься вечером засыпать один?"

Июнь мы читали по полторы страницы в день: Робинзона, Пеппи, Остров Сокровищ, Восемь детей и грузовик, Сказки Пушкина, Хоббита Бильбо, Нильса.

Мелкие сказки он читает вместе со мной на пляже, но мелким шрифтом он читает неохотно и, пока техника чтения резко не улучшилась, я не хочу напрягать его глаза. Перед сном мы смотрим, как засыпает маленький Петя, а потом вместе поем песни. Он просит повторить все песни, которые мы пели вчера. ФЕДЯ ЛЮБИТ ПЕТЬ : "Ах, война, что ты сделала подлая, цыпленок жареный, ах, какие удивительные ночи, а ну-ка песню нам пропой весёлый ветер, вечер сел в малиновые сани" и ещё песен двадцать. Если Петя не спит, то лежит на подушке и, улыбаясь, нас передразнивает.

После того, как я укладываю детей, еще минут десять у меня остаётся на личную жизнь. Правда, существуют ещё утренние часы, когда "мальчики раннего обучения" спят. Это замечательные часы, в которые можно многое успеть, но, правда, и самому очень хочется спать.

Через две недели Феде исполнится четыре года.

СТАВИЛИ ЛИ МЫ ЗАДАЧУ, РИСУЯ ПОРТРЕТ РЕБЕНКА?.

ДА. МЫ ПЫТАЛИСЬ ПОКАЗАТЬ, ЧТО ЭТО НОРМАЛЬНЫЙ ОЗОРНОЙ МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ НЕ ЛИШЕН ДЕТСТВА.

Назад



Ранний старт
Реклама:
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Hosted by uCoz